В Москве открыт памятник А. Т. Твардовскому

22 июня, в День памяти и скорби, в Москве на Страстном бульваре был открыт памятник А. Т. Твардовскому. Для современного творческого процесса (не только в области литературы) открытие памятника нашему именитому земляку – событие, безусловно, знаковое. Трёхметровая скульптура отлита в Катыни на заводе «Олакс». Авторы – народный художник России Владимир Суровцев в соавторстве с сыном Данилой, архитекторы – Виктор Пасенко и Вячеслав Иванченко. Гранитный постамент изготовлен на камнеобрабатывающем предприятии «Возрождение» в Санкт-Петербурге.

В торжественной церемонии приняли участие министр культуры РФ Владимир Мединский, исполняющий обязанности заместителя мэра Москвы в столичном правительстве по вопросам социального развития Леонид Печатников, председатель комитета Государственной Думы РФ по делам Содружества независимых государств и связям с соотечественниками, председатель правления Российского общественного фонда мира Леонид Слуцкий, член Общественной палаты РФ, первый заместитель председателя правления Российского фонда мира, поэт Андрей Дементьев, дочери А. Т. Твардовского Валентина и Ольга, другие политические и общественные деятели.

В составе Смоленской делегации были заместитель губернатора Смоленской области Николай Кузнецов, начальник департамента по культуре и туризму Владислав Кононов., а также писатель, краевед, автор многих книг о А. Т. Твардовском Василий Савченков. Творческие союзы представляли заместитель председателя правления Смоленской областной организации Союза писателей России Николай Чепурных (автор этих строк), члены Союза писателей России Владимир Королев и Виктор Горяйнов, председатель Смоленского отделения Союза российских писателей Владимир Макаренков, председатель регионального отделения Союза композиторов России Николай Писаренко, доцент кафедры литературы СмолГУ Оксана Новикова (диссертация по теме «Проблемы развития малой прозы 1940 – 1960-х гг. (Рабочие тетради А. Т. Твардовского)»), журналисты “Смоленской газеты” Сергей Муханов и Дмитрий Прудников и другие.

После того, как была разрезана красная лента и сброшено покрывало, памятник А. Т. Твардовскому открылся взорам присутствующих. А после первых впечатлений участникам торжества было предоставлено слово.

Писатель, лауреат премии Правительства России, ветеран Великой Отечественной войны Андрей Михайлович Турков:

- 70 с лишним лет назад в страшном сентябре 1942 года, когда немецкая армия подошла к Сталинграду, с трудного марша в бой вступил литературный герой Василий Тёркин…

Через некоторое время Твардовский написал:

Я мечтал о сущем чуде:

Чтоб от выдумки моей

На войне живущим людям

Было, может быть, теплей,

Чтобы радостью нежданной

У бойца согрелась грудь…

И чудо действительно совершилось. Прочитав первые главы «Книги про бойца», солдаты признали Тёркина своим. Он пришелся им по душе не только потому, что был смел, удачлив, скор на шутку, горазд на выдумку, но и потому, что автор понимал солдата, понимал, как нелегко приходится солдату на войне.

Переправа, переправа!

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда…

Кому память, кому слава,

Кому темная вода, -

Ни приметы, ни следа.

И звучала в этой книжке такая вера в такую еще далекую Победу, в то, что ратный труд не будет забыт!

День придет – еще повстанут

Люди в памяти живой.

И в одной бессмертной книге

Будут все навек равны -

Кто за город пал великий,

Что один у всей страны;

Кто за гордую твердыню,

Что у Волги у реки,

Кто за тот, забытый ныне,

Населенный пункт Борки.

И Россия – мать родная -

Почесть всем отдаст сполна…

Хлынул огромный поток солдатских писем… И. А. Бунинн писал: «…это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный, народный солдатский язык – ни сучка ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова». И Твардовский уже никогда не расстанется со своим читателем, с народом…

В двух шагах отсюда 16 лет он редактировал журнал «Новый мир» – великий журнал! И Бог весть, когда бы мы прочли «Один день Ивана Денисовича» Солженицына и другие замечательные произведения советских писателей – от Федора Абрамова, Ольги Берггольц, Василя Быкова до Александра Яшина… Этот журнал создавался в соответствии с тем, что было сказано в первых строках «Василия Тёркина»:

А всего иного пуще

Не прожить наверняка -

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

Отстаивать такую правду в любые времена трудно. Солоно приходилось и Твардовскому. Девять лет была под запретом сатирическая поэма «Тёркин на том свете»… Поэма «По праву памяти» была напечатана много лет спустя после смерти автора. Но в самые тяжелые, горькие времена Твардовский получил однажды письмо, без точек и запятых, которое тут же вклеил в свою рабочую тетрадь. В письме были такие строки: «Дорогой мой Александр Трифонович я солдат прошел всю отечественную читаю ваше произведение люблю вас как душу свою». И действительно Твардовский был и душой, и совестью страны и народа!

Какое счастье, что мы с вами сегодня открываем, наконец-то возведенный памятник великому поэту и гражданину. Низкий-низкий поклон ему!

Министр культуры России, член Союза писателей России Владимир Мединский начал свое выступление строками Твардовского:

- Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте,

на левом,

При жестоком налете.

Твардовский был не только великим поэтом, великим гражданином, он был великим солдатом… Сын раскулаченных крестьян, он ушел на финскую войну… На следующий день после дня рождения, он ушел на Отечественную… После войны он воевал всю свою жизнь. Сражался за память солдат, за публикации правды о войне, за друзей-фронтовиков, писателей, за память. Он вел эту войну до последнего дня. Даже когда был разгромлен «Новый мир», он всего лишь отступил, перешел на запасные позиции. И мне кажется, то, каким бойцом был Твардовский, должно вдохновлять всех нас. Ведь, давайте скажем правду:

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев, наконец.

Лет 15 назад мы и сами не знали: наш ли Ржев? Достаточно было включить телевизор, чтобы понять, что воевали зря, цена Победы избыточна, можно было и сдаться, ели бы баварские сосиски, может быть, кто-нибудь ездил бы на «Мерседесе»…

Твардовский был не таким. И сегодня, в День памяти и скорби, мы должны отдать наш долг миллионам погибших, ради кого жил и всю свою жизнь сражался и умер Александр Трифонович Твардовский. Мы должны быть достойны их памяти и его гения.

Леонид Слуцкий:

- Глубоко символично, что сегодня, в День великой народной скорби… мы открываем памятник великому сыну российского народа – Александру Трифоновичу Твардовскому… Вспоминая Александра Трифоновича, мы неизменно отмечаем, что это не просто великий человек, который символизирует целую эпоху в советской литературе двадцатого столетия, не просто поэт-фронтовик, оставивший нам бессмертного «Василия Теркина». Он был человеком огромного общественного темперамента! И очень, опять же, символично, что этот прекрасный монумент будет века стоять рядом с историческим зданием редакции «Нового мира». Именно «Новый мир» Твардовского символизировал в советской литературе оттепель, приход в литературу новых талантов и, конечно, «Новый мир» подарил нам того Твардовского, которого мы помним… И вместе с ним в «Новый мир» приходили многие, ныне здравствующие в том числе, прозаики, поэты, которые оставили самый серьезный след в нашей великой литературе. Твардовский – это действительно целая эпоха. И я хочу поблагодарить правительство Москвы – за то, что Российскому фонду мира, в непростых дискуссиях, удалось решить, чтобы этот монумент стоял действительно в знаковом для столицы месте. И, конечно, вспоминая Александра Трифоновича, мы всегда понимали, что память о нем должна быть олицетворена в серьезном, величественном памятнике…

Я хотел бы также поблагодарить также генерального спонсора, который помог Российскому фонду мира в реализации этого важнейшего проекта, предпринимателя и мецената Алишера Бурхановича Усманова…

Леонид Печатников:

- Я не буду говорить долго. Сам Александр Трифонович не очень-то любил ораторствовать. Поэтому я хочу сказать только об одном. Мы сегодня отдаем долг. Мы ничего не делаем для кого-то, мы делаем это для самих себя. Потому что личность Александра Трифоновича Твардовского – и поэтическая, и нравственная – это явление и в нашей литературе, и в нашем гражданском обществе – абсолютно уникальная. Когда-то, когда впервые прочитал «Один день Ивана Денисовича», он написал: «На небосклоне русской литературы взошла звезда первой величины. И имя ей Александр Солженицын»… Александр Трифонович был не только блестящим редактором «Нового мира», он был замечательным поэтом-лириком… Писал сатиру тогда, когда сатиры в стране не было… Это человек, который очень много для нас сделал. Светлая ему память…

Поэт, председатель Международного Пушкинского комитета, в прошлом многолетний заместитель главного редактора журнала «Новый мир», лауреат Государственной премии РСФСР им. М. Горького Владимир Костров:

- …Здесь, в этом месте стоят памятники Гоголю, Есенину, Пушкину. Теперь к ним присоединился Твардовский… Пушкин говорил, что история принадлежит поэту. Представить нашу жизнь, жизнь народа без поэтов – нельзя, без поэзии нет полноценной истории.

В. Костров прочитал стихотворение, которое он написал и читал на открытии замечательного памятника А. Твардовскому и его литературному герою В. Тёркину (скульптор народный художник России Альберт Сергеев) в Смоленске 2 мая 1995 г.

Вновь над кручею днепровской

Из родной земли сырой

Встали Тёркин и Твардовский…

Где тут автор, где герой?

Рядом сели, как когда-то,

Чарку выпить не спеша,

Злой годины два солдата,

В каждом русская душа.

Два солдата боевые,

Выполнявшие приказ,

«Люди тёплые, живые»,

Может быть, живее нас.

И с тревогою спросили,

Нетерпенья не тая:

«Что там, где она, Россия,

По какой рубеж своя?»

Мы знамёна полковые,

Ненавистные врагам,

И ромашки полевые

Положили к их ногам.

Мы стыдливо промолчали —

Нам печаль уста свела.

Лишь негромко прозвучали

В куполах колокола.

И тогда, на гимнастёрке

Оправляя смятый край,

Мне Твардовский или Тёркин

Так сказал: «Не унывай.

Не зарвёмся, так прорвёмся,

Будем живы — не помрём.

Срок придёт, назад вернёмся,

Что отдали — всё вернём».

Над днепровской гладью водной

Принимаю ваш завет,

Дорогой герой народный

И любимый мой поэт.

И для жизни многотрудной,

Чтоб ушла с души тоска,

Я кладу в карман нагрудный

Горсть смоленского песка.

Чтобы с горьким многолюдьем

Жить заботою одной,

Чтобы слышать полной грудью

Вечный зов земли родной!

Николай Писаренко исполнил песню на стихотворение А. Твардовского «На дне моей жизни…», музыку к которому он написал.

На дне моей жизни,

на самом донышке

Захочется мне

посидеть на солнышке,

На теплом пенушке.

И чтобы листва

красовалась палая

В наклонных лучах

недалекого вечера.

И пусть оно так,

что морока немалая -

Твой век целиком,

да об этом уж нечего.

Я думу свою

без помехи подслушаю,

Черту подведу

стариковскою палочкой:

Нет, все-таки нет,

ничего, что по случаю

Я здесь побывал

и отметился галочкой.

Поэт Андрей Дементьев:

- Справедливость восторжествовала! Мы открыли памятник великому нашему поэту Александру Трифоновичу Твардовскому. Мне посчастливилось знать его со студенческих лет, когда он читал у нас в литературном институте лекции… И уже позже я был близко с ним знаком. Не так часто мы виделись… Он был для меня, как Бог… Мы все, кто пишет, смотрим на него снизу вверх… Все на него равнялись…

А. Дементьев прочитал, если можно так сказать, программное стихотворение А. Твардовского «Вся суть в одном единственном завете…».

Вся суть в одном-единственном завете:

То, что скажу, до времени тая,

Я это знаю лучше всех на свете —

Живых и мертвых, — знаю только я.

Сказать то слово никому другому,

Я никогда бы ни за что не могу

Передоверить. Даже Льву Толстому —

Нельзя. Не скажет — пусть себе он бог.

А я лишь смертный. За свое в ответе,

Я об одном при жизни хлопочу:

О том, что знаю лучше всех на свете,

Сказать хочу. И так, как я хочу.

Народный артист РФ Сергей Никоненко вдохновенно прочитал большой отрывок из поэмы А. Твардовского «Василий Теркин».

Наталья  Солженицына:

- Здесь прозвучало, что мы сегодня отдаем долг. Я тоже пришла сказать, что Александр Исаевич Солженицын в неоплатном долгу перед Александром Трифоновичем Твардовским. Сегодня очень трудно представить, насколько невероятно тяжело было опубликовать повесть «Один день Ивана Денисовича». Это не только заслуга главного редактора, который разглядел в никому неизвестном авторе большую литературу. В те годы пробить в печать такую повесть было просто нереально. В это не верил никто, кроме самого Твардовского. И сам Александр Исаевич потом говорил, что опубликование этой повести в шестьдесят втором году было подобно чуду против тех физических законов, как если бы камни сами поднимались вверх. И если бы не было Александра Трифоновича Твардовского, то эта повесть никогда не была бы опубликована.

Надо сказать, что, помимо этого, Александр Трифонович – явление совершенно уникальное в советской литературе. В русской литературе такие примеры бывали, но в советской – нет. Он был не только всенародно любимым поэтом, который писал до последних дней, но он был гениальным редактором и, что не менее важно, он был великим гражданином, и он готов был очень многим жертвовать, многое отдать, будучи на самых высоких ступенях социальной, что ли, лестницы. И в этом смысле он должен быть нам великим примером… Сегодня таких примеров мы видим очень мало. Светлая ему память!..

Николай Кузнецов:

- Уважаемые участники торжества! Мы, смоляне, с особым чувством присутствуем при открытии этого памятника. Имя Твардовского одинаково дорого и Москве, и Смоленщине! И в этом не только проявление единого культурного пространства России. Мы… отдаем дань памяти человеку, совершившему творческий и гражданский подвиг! Поражает размах творчества Александра Трифоновича, его общественная, государственная деятельность. Восхищает его поэтический язык. Вызывает уважение его гражданская позиция. У нас в Смоленске, в центре города, стоит памятник Твардовскому и его литературному герою Теркину. К этому памятнику – и в дни торжеств, и в обычные дни приходят и молодежь, и ветераны, чтобы, соприкасаясь с этим именем, гордясь им, почувствовать себя… патриотом. Александр Трифонович относится к той когорте русских, советских поэтов и писателей, кто своим способом, своими средствами рисовал наше будущее, кто звал в даль светлую. И пусть новым поколениям наших соотечественников видится за далью – новая даль. Победная, земная, звонкая и счастливая!..

Несколько слов об отце от Валентины Александровна Твардовской:

- Памятник уже три года стоял готовый. И только когда президент сказал, что указы надо выполнять, зашевелились. И, вот, поставили…

- Он всегда ходил с гордо поднятой головой. А здесь он задумался…

- Он необычный человек, не такой, как все – добрее, гораздо добрее всех остальных, лучше, умнее. Это мы, его дочери, понимали с детства. Рядом такой человек, воспринимаешь его так, словно воздухом дышишь… А по-настоящему я стала понимать его огромную общественную роль в шестидесятые годы, когда он редактировал журнал…

- Читал дома стихи – всех поэтов и свои, конечно. Прежде всего, читал маме – когда новые напишет и… прислушивался к нашему мнению. Например, когда читал «Теркин на том свете», он записал: «Валя сказала, что это опубликовать невозможно». Смотрите, какую умную мысль выразила!.. Да нет, я была уже даже не студенткой, а работала…

- Он пишет, не думая о том, будет это опубликовано или не будет. Не могу молчать – его принцип… – Сколько он пережил! Два разгрома журнала… который был необходим, востребован. Сейчас таких журналов нет…

- Он оставил много своих стихов и поэм, которые, на мой взгляд, прочитаны недостаточно глубоко. В наше время их можно читать по-другому…

- До сих пор спорят о Сталине. А это был первая попытка подступиться к этому образу, осмыслить его, художественно исследовать…

Церемония открытия памятника завершилась. Торжественные речи и стихи отзвучали. К подножию бронзового Поэта положены цветы. Кажется, все хорошо. Кажется… Из всей десяти (или сколько, там) миллионной Москвы, из тысяч поэтов и прозаиков, состоящих в различных писательских союзах, сообществах, живущих в столице, на открытие пришли единицы. Не было и ветеранов Великой Отечественной войны, кроме А. М. Туркова. Не пригласили? Замолчали информацию? Кто? Почему? Или это мы сегодня т а к и е? Деформированные? Что с нами происходит?

Бронзовому Поэту есть от чего склонить голову…

Николай ЧЕПУРНЫХ,

член правления Смоленской организации

Союза писателей России.

Фото автора.

26.06.2013 | Рубрика: Писатели России

Комментарии (3)

  1. Виктор — 21.08.2013, 17:55

    Автором памятника выступили скульпторы В. А. Суровцев, Д. В. Суровцев и архитекторы В. В. Пасенко, С. Н. Иванченко.

  2. Александр — 05.11.2013, 11:19

    С другой стороны постамента сообщается об авторах памятника и спонсорах, благодаря которым памятник был создан.

  3. Gregory — 28.02.2014, 15:14

    Некоторые используют так называемое «сарафанное радио», но все они забыли о том, что есть для этого интернет, который является сейчас наиболее эффективной площадкой для таких объявлений.