Стихи Николая Бондарева

Слово

Меняю рифмы, ржавые, как жесть.

Лишь кажется, строка давно готова.

Ищу слова готовые прожечь,

И в сгусток мысли собираю снова.

Вопросом вечным: «Быть или не быть» -

Мне посылает совесть испытанье.

…Но, как же словом душу исцелить?

На пепелище грешного сознанья.

ТИШИНА

Царица ночи – тишина

Течет в пространство мирозданья.

Дыханьем космоса она

Переливается в сознанье.

Туманным облаком скользит

Над миром войн, огней, пожаров.

И словно колокол звонит,

Не остывая от ударов.

Глазами Бога смотрит высь

И льет лампадное свеченье,

Чтоб все заблудшие спаслись

За миг до полного паденья.

СТАРИК

Старость. Утро. Выпал жребий

Вспоминать, что в жизни было.

Облака  в высоком небе,

Как насечки от зубила.

Красен сад смородой спелой.

День рождается горячий.

Спит луна на зорьке белой,

Словно рваный одуванчик.

От чего-то ломит спину.

Сто причин, а может к зною.

Голова бела, как льдина

С примороженной травою.

Покурил, окурок спрятал,

Сил в обрез и время – роскошь.

Дел не счесть, а до заката –

Жизни хрупкая полоска.

ДУША

В нагромождениях металла,

Средь мрачных улиц и дворов,

Душа спасения искала,

Цепляя струны проводов.

Сквозь стены ржавые летела

Меж ребрами железных жал,

Пытаясь возвратиться в тело,

Как в искореженный металл.

А в долгих сумерках рассвета,

В каморке – каменном мешке,

Давно чужая в мире этом,

Жизнь угасала в тупике.

РОССИЯ

Россия, как поле игры для богов,

Известна еще на санскрите;

И смута на Русь возвращается вновь,

С повтором имен и событий.

И вновь на вершине, при власти Борис –

Бич божий, за Веру расплата.

Скуратов открыл прокурорский стрептиз –

Позер – не Малюта Скуратов.

В раю, что построен на русском горбу,

Опричники правят в палатах,

И Грозный, как прежде, решает судьбу

России и «младшего брата».

Упали и ниже уже не упасть,

В «театре» расписаны роли:

Сражается дума за льготы и власть,

Не семибоярщина что ли?

Но явится Слово, ударит в набат,

Хватило бы силы подняться,

Чтоб вновь, как четыре столетья назад,

С престола убрать самозванцев.

1998 год.

Осень. Мама на крылечке.

Жизнь ее полна забот.

Не лекарство старость лечит –

Труд, где дел невпроворот.

Пригодятся для здоровья

Ядра тыквы, а над ней –

Лук, как цепь из лукоморья,

Золотится на стене.

Капли красные калины

Мамой связаны в пучок.

Веник высохшей малины

Украшает потолок

Белой курицей, капуста

Крылья прячет от врагов.

Из корзин глядит сквозь прутья

Волосатая морковь.

Спит глазастая картошка,

Дремлют хвостики свеклы.

Как готовит когти кошка,

Мышка смотрит из норы.

И пока что все в порядке,-

Есть помощники – сыны.

И прополотые грядки

Ожидают до весны.

За весной, где лето правит,

Где и так немало бед,

Угол времени оставит

Жизнь, в которой мамы нет.