Корниенко Анатолий Григорьевич

Анатолий Григорьевич Корниенко родился 19 января 1927 года в селе Валерьяновка Ольгинского (ныне Волновахского) района Донецкой области. В 1934 году пошел в первый класс Валерьяновской школы и стал старательно и прилежно учиться. Правда, любил больше литературу и язык, географию, ботанику, то есть науки, где не было цифр. А вот математику не любил и плохо её воспринимал.

В школе, как и положено, была детская библиотека. Будущий поэт брал там для чтения много всякой литературы, но предпочтение отдавал произведениям Аркадия Гайдара, Жюля Верна, Александра Дюма.

В Валерьяновской школе Корниенко Анатолий закончил 5 классов, а 6 и 7 (тогда это было неполное среднее образование) в Равнополе. До войны в этом населенном пункте был зерносовхоз «Донецкий», в котором работали его родители. В селе располагалась пожарная часть, где содержалось много лошадей. И в жаркие летние дни, обычно в полдень, мальчишки водили их на купание в пруд. Вместе с другими ребятами и Анатолий гнал в галоп наперегонки лошадей. Ему это очень нравилось. Там же в Равнополе он стал заниматься общественно-полезным трудом: пропалывать кукурузу и подсолнечник, собирать клопа-черепашку на зерновых. А в школе с удовольствием участвовал в выпуске стенных газет, занимался в драмкружке. И по-прежнему много читал.

Весной 1941 года получил свидетельство об окончании 7 классов, а в июле началась война с Германией. С запада потянулись обозы с беженцами, а в августе отец решил возвратиться домой в Валерьяновку, к своей матери. Она жила одна, так как её мужа, Трофима Антоновича, не стало в живых в конце 37 года. В сентябре 1941 года Анатолий пошел в 8 класс в соседнее село Новоандреевка. Но учиться там довелось не долго. Наши красноармейские части отступали, а в октябре появились и первые оккупанты _чехословацкая воинская часть.

В оккупации родное село тревожно жило до 10 сентября 1943 года, терпеливо ожидая возвращения Красной Армии. Периодически в селе квартировали то немцы, то словаки, то румыны. Нередко немецкая комендатура устраивала облавы на молодёжь, отправляя ребят и девчат на работы в Германию. Когда просачивалась информация о возможной облаве, молодёжь пряталась по ночам.

В 1943 году Анатолию уже исполнилось 16 лет. Он участвовал во всех полевых работах, начиная с весеннего сева и кончая уборкой урожая. Были у него постоянные обязанности и в семье, одна из них – кормить и ухаживать за лошадьми. Весной, когда вырастала трава на выгоне, вместе с другими ребятами пас ночью лошадей. Тогда за селом, с южной стороны, было три ветряка. Когда дул ветер, они работали: перемалывали зерно на муку. Анатолию нравилось наблюдать как ветряки, похожие на сказочных гигантов, машут крыльями. Это было очень романтично. При отступлении немцы сожгли все ветряки. На впечатлительного юношу это произвело неприятное впечатление.

После освобождения села Красной Армией началась новая жизнь. Анатолий Корниенко работал в местном колхозе, служил в армии. Затем учился в Великоанадольском лесном техникуме и пединституте.

В 1954 году по распределению уехал на Смоленщину. Работал в лесном хозяйстве, на строительстве Смоленской ГРЭС. И все это время писал стихи. Поэзия стала его серьезным увлечением на всю жизнь. Впервые его стихи были напечатаны в газете Балтийского флота «На вахте», затем в газетах Донбасса, Черниговской и Смоленской областей.

В 2001 году вышел в печати его дебютный сборник «Озерненский вальс». Он приятно поразил читателей разнообразием тематики и стилем _ искренним, простым, проникновенным.

В последствии вышли книги стихов «При свете надежды» (2006 г.), «С любовью и верой» (2006 г.), «Осеннее танго» (2008 г.), «Пора раздумий» (2010 г.), «Ветка сирени» (2012 г.).

А вот как характеризуют поэта-земляка люди, хорошо знающие его:

Друг детства и одноклассник Василий Кузьмич Милка: «Дома у Анатолия была богатая библиотека, потому что его отец был большим любителем книг и постоянно их выписывал.

В шкафу и на полках стояли книги русских классиков: А.С. Пушкина,   А. Ф. Писемского, Н.Г. Помяловского, И.А. Бунина. Из зарубежной литературы:  Ги де Мопассана, Герберта Уэльса, Джека Лондона, Генрика Ибсена. Это были полные собрания сочинений. Кроме них _ множество разрозненных изданий, в том числе уже советских авторов 20-30 годов. А еще у них была Малая Советская Энциклопедия. Так что моему любознательному товарищу было, где порыться и что почитать. Может быть, благодаря этой домашней библиотеке он чувствовал себя достаточно осведомленным, отсюда появилась и тяга к стихосложению. Он всегда знал больше, чем его сверстники. И его всегда влекла некая романтика, которую он находил во многих книгах».

Александра Федоровна Ходорченко, заведующая народным музеем истории села Валерьяновка: «Говорят, что талантливые люди талантливы во всем. Так и Анатолий Григорьевич Корниенко. Он пишет не только замечательные стихи, но и картины. Свой портрет он прислал и нам в музей».

Корниенко Нина Федотовна, родственница поэта: «Я ношу такую же фамилию, как и наш поэт. И очень горжусь этим. Я знаю много его стихов наизусть и очень люблю их. Поэзия является главным смыслом жизни Анатолия Григорьевича и лишь на ней он сосредотачивает все свое внимание. Все житейские проблемы у него отходят на второй план».

Раздел II. Основная тематика его творчества

Корниенко Анатолий Григорьевич _ прежде всего лирик, уделяющий особое внимание природе. В его произведениях чувствуется органическое единство человека и окружающей его среды.

В небе месяц тонок, юн и светел,

Вдаль ушли куда-то облака.

В переулке что-то ищет ветер,

Ничего не находя пока.

Иногда он просвистит под крышей,

В старую калитку постучит,

Чтоб хозяин и его услышал

Беспокойный разговор в ночи.

В стихе важно не просто описание природы, а созвучие её состояния душе автора.

Вот и мне усталому не спится,

Неба синь вся в звездах высока,

Словно сиротине, приклониться

Ветру тоже некуда пока.

Особенность поэзии Корниенко проявляется в том, что он не просто описывает природу и передает настроение, вызванное созерцанием её красоты и таинственности _ он переходит к серьезным размышлениям о жизни, о родине, о судьбе человечества, о Вселенной.

Природы  голос иль людской молвы

Не одного звучания ли звенья?

Вплетаются в мое стихотворенье

То ветра свист, то трепетность листвы.

И торжество весеннее скворца,

Полет пчелы и яблони цветенье,

И солнечного золота свеченье

Проходят не бесследно сквозь сердца.

Весь мир раскрыт перед тобой _

Листай, читай, его ты звукам внемли,

Ведь все живое, что пришло на землю,

Единою повязано судьбою.

И потому простой душой светясь,

Гляжу на мир, подаренный нам Богом,

И ощущаю родственную связь

Между Вселенной и словесным слогом.

Поэт проявляет постоянный интерес к природе, к интимной жизни человеческой души. А современному человеку из-за нехватки времени часто бывает не до этого. Ему некогда послушать трель соловья, понаблюдать за восходом солнца. А Анатолий Григорьевич тайны зеленого мира открывает для всех.

Светлая и грустная, зовущая к размышлениям и действию поэзия Корниенко настраивает душу на волны добра и участия к людям. Без поучений и назиданий она зовет к сострадательности и совестливости, помогает открыть гармоничность целого мира.

Я знал давно, совета не просил:

Оставлено нам дивное наследство.

Кто станет отрицать, что мир красив _

Его таким прекрасным видим с детства.

Все в этом мире Богом нам дано:

Любовь к труду, – то, что всему основа,

Чреда времен и истины зерно

Скажи ж и ты в его защиту слово.

Творенье Бога, он неповторим,

Природа ведь не терпит суррогата.

Что мир прекрасен _ факт неоспорим,

А то, что злой, в том сами виноваты.

Любовная лирика так же занимает важное место в творчестве поэта и привлекает заметное внимание читателей, потому что наполнена душевным теплом.

В березовом краю,

Где песенные звоны,

С тобою говорю,

Счастливый и влюбленный.

И поле, и леса,

И мир _ как на ладони,

И неба бирюза,

В которой солнце тонет.

Ты вышла на крыльцо _

Навстречу лето веет.

Гляжу в твое лицо _

И в сердце песня зреет.

Косынка на плече,

И руки пахнут тмином.

… Где свет твоих очей

Там свет сошелся клином.

Любовь для поэта _ это, прежде всего, чистота чувств, преданность. Она никогда не переходит в страсть, в ней нежнейшее благородство, верность и грусть.

Ты идёшь навстречу

Через мир тропинкой

На плечах девичьих _

Синяя косынка.

За селом родимым

Золотятся нивы,

И такой я юный

И такой счастливый.

Да и ты, голубка,

Юная такая.

А в глазах как тайна _

Дымка голубая.

За твои ли косы,

За твои ли очи

Провожу с тобою

Вечера и ночи?

Ты _ моя отрада,

За любовь награда.

Ничего мне больше

Милая не надо.

Только б длилось лето,

Словно божья милость.

Только б пелась песня

И не позабылась.

Теме любви и горечи последующей разлуки посвящены многие его стихи, потому что в основе своей они автобиографичны.

Я помню Витебский вокзал,

Миг расставанья на перроне,

Твои печальные глаза,

Твои горячие ладони.

Толпы неплотное кольцо,

Твои слова о новой встрече,

Твоё усталое лицо,

Твои опущенные плечи.

Теперь сквозь вихрь житейских гроз,

Когда в тоске затихнет слово,

Сквозь пелену застывших слез

Всё это видится мне снова.

С чувством глубокой любви и верной преданности автор пишет и о своей малой родине. Для Корниенко – это село Валерьяновка, где он родился и вырос. Здесь он сформировался как личность, познал радость хлеборобского труда, сердцем привязался к земле. Любовь к родному краю он пронес через всю свою жизнь.

Где бы я ни бывал на свете,

Возвращался к тебе в свой срок.

Кто назвал тебя именем этим _

Валерьяновкой кто нарек?

Все зовешь ты чрез годы разлуки…

Оттого почему-то как жаль,

Что наследники _ дети и внуки _

О тебе будут помнить едва ль.

В каждом его сборнике есть стихи, посвященные родному селу. В сборнике «Осеннее танго» (2008 г.) одно из них так и называется «Валерьяновке».

Чувствуется, что поэт воспринимает село, как живое существо, которое имеет свой внешний вид, свой характер, привычки и даже запахи.

Когда твой голос вдруг уловит слух мой,

Увидеть прежней захочу тебя,

Над суетой пустой взлетает дух мой,

К свиданию, ко встрече торопя.

Увидеть вновь тебя в красе и силе

В цветенье вишен, в мареве полей,

Как издалека машут, словно крылья,

Паря над шляхом, ветки тополей.

Ты говоришь из прошлого столетья,

В котором мы расстались навсегда.

Пусть плодоносят всех садов соцветья,

Минует пусть тебя беда.

Анатолий Григорьевич часто приезжал в родное село, и каждая такая встреча с опустевшим родным домом была для него болезненной.

Вот и дом в тоскливый час заката,

Яблоня, дощатое крыльцо;

Где вы, братья? Где вы мамо, тато?

Только окна смотрят мне в лицо.

Отвалилась на пол штукатурка,

Мамин голос слышится в ушах.

В комнатах _ безмолвие, лишь гулко

Отдается мой нетвердый шаг.

Красный угол в зале _ без иконы,

Шкаф без дверцы, старая кровать,

На которой с думой утомленной

По ночам опочивала мать.

Читать стихи поэта и быть к ним равнодушным просто невозможно потому,  что они затрагивают душу, помогают увидеть сущность и богатство мира, в котором он живет, и различить в нем главное –  собственную судьбу и - через неё – судьбу Родины.

А судьба его сложилась таким образом, что со временем у него появилась вторая родина – Смоленщина, на которой он живет уже более полувека.

В моей душе две стороны вместились,

И я на них с тревогою гляжу

И так уже случилось,    получилось:

Не знаю я какой принадлежу.

Одна мне в детстве песни напевала,

Другой _ пою я на закате дней.

Роднее та, где всех путей начало,

Но и другая не чужая мне.

Я на распутье уронил поводья,

Ни той и ни другой принадлежа.

В одной из них я пребываю плотью,

К другой летит моя душа.

Поэт хорошо знал ситуацию в русской деревне и украинском селе. Он видел, что молодёжь из них уезжает в город, а оставшаяся часть населения деградирует,  мужики спиваются.

Отшумела высокая рожь,

Отродила родная земелюшка.

Злаков в поле уже не найдешь,

Зато льется зеленое зельюшко.

А деревня _ как та сирота:

Мужики обнимаются с чаркою,

Смотрит умница-ворон с куста

И зловеще, как прежде, не каркает.

С лица земли стали исчезать целые деревни, а без них автор не представляет себе Россию.

Без села какая ты, Россия?

Без села ты _ словно без души.

В этом он очень похож на Сергея Есенина, поэта «бревенчатой избы».

Я всегда любил тебя такую,

Милая есенинская Русь,_

Сельскую, простую, чуть хмельную,_

И признаться в этом не стыжусь.

Чувствуется, что деревня нужна поэту, нужна не просто как поэтическая тема, а как источник жизни, своеобразная мера  моральных и нравственных ценностей.

Куда б меня дороги не вели,

Но как крестьянин знаю я, однако:

Отчизны не бывает без земли,

Без той межи, где прорастают злаки.

Говорить о поэте Корниенко лишь как о певце природы, любви и деревни было бы неправильно. Суть его творчества глубже и сложнее. Простые и искренние стихотворения у него нередко соседствуют с произведениями с глубоким философским смыслом.

Уже лета качнулись весы,

И кукушкин не слышится голос.

Тихо шепчутся с ветром овсы,

К солнцу ясному тянется колос.

Скошен в жарком цветении луг,

И увезено сено к сараю.

Так светло и так вольно вокруг,

На просторах родимого края.

Прозой жизни все это зовут

Иногда недалекие люди.

Но поэзией полнится труд,

Если чувства высокие будит.

Не чужда Анатолию Григорьевичу и тема о поэте и поэзии.

Не сочинитель я и не художник.

Я лишь поэт, что видит явь сквозь сны.

Мой стих лишь отзвук лета и весны,

Я _ не цветок, я _ скромный подорожник.

А это в другом стихотворении:

Я путник, судьбой нареченный

однажды поэтом,

Который из тьмы выбирается

к проблескам света

Иду, спотыкаясь, считая

в пути километры,

Под ливнем ненастным, под снегом,

под зноем, под ветром.

И делает вывод:

Я только лишь путник, лишь странник, бредущий дорогой

Народу России указанной, может быть Богом.

По натуре скромный человек он дает себе вот такую оценку:

Как поэт я почти неизвестен,

Не чета стихотворным певцам.

Я пою ведь негромкие песни

Только добрым, хорошим сердцам.

И себя, украинца по национальности, духу и крови, считает русским поэтом.

Я человек, стоящий с веком вровень _

В ряду других лишь малое звено,_

Но мне дано увидеть в каждом слове,_

То, что другому не всегда дано.

И потому, если меня причислят

К поэтам, может быть, не ошибусь,

Сказав, что чувством, образами, мыслью

Я как поэт тебе обязан, Русь!

Важная черта стиля поэта _ народная символическая образность, вне которой идейный смысл некоторых его стихов непонятен. Есть у поэта стихотворение, которое называется «Звезда». Эта звезда «в тумане Млечном» ему всегда весело светит, и он её часто ищет на небе. Она помогает ему идти по жизни уверенно и без горьких сомнений.

Сверкает в звездном океане

Моя высокая звезда,

Чтоб я не заблудил в тумане

Сомнений горьких никогда.

Образ звезды упоминается и в других его произведениях. Звезда _ это символ судьбы, красоты и счастья. Это и его поэзия, которая стала призванием. Образ дороги трактуется так же многогранно. Это и судьба, и жизнь, не только личная, но и всеобщая.

Живу как все. Знать, нелегка дорога,

Коль тьма вокруг теснит помалу свет.

Иду как все. И вспоминаю Бога.

Когда привычный вдруг теряю след.

Дом и все предметы быта – источники добра и счастья, то, к чему нужно стремиться.

Времена года – это этапы жизни автора, весна – молодость, лето – зрелые годы,  осень и зима – старость.

Уже негде душевно согреться,

Не находишь добра и тепла.

Потому и тревожится сердце,

Что весна нашей жизни прошла.

Приметой народной поэзии является и использование обращений.

Ветер, ветер. Что ж ты без приюта

По деревне шастаешь, шурша,

Лезешь в щели, подвывая, будто

И твоя – гонимая душа?

Ты – чародейка, родная земля:

Вспомню тебя – и печали отступятся.

Степь моя, степь – всю тебя не объять.

Очень часто поэт использует обычное бытописание.

Огород, забор, изба, садочек,

Куст сирени и родной очаг.

Много стихов, в основе которых параллель: человек – растение.

Рядышком с кленом стою на юру,

Зябко и мне, и ему на ветру.

Ветер с востока, порывист, жесток,

С клена срывает последний листок,

В кроне беспечно о воле трубя.

…Листик оторванный – я без тебя.

Постоянные эпитеты, характерные для фольклорных произведений, звучат и в поэзии Корниенко: “тоскливый час, чисто поле, дума утомленная, нежный запах, злые слова, далёкий край, ясная даль, прекрасное лицо, мгла вечерняя, бессонная ночь, дорожка дальняя, жаворонок звонкий”.

Часто используются ласкательные суффиксы: “окошечко заветное, иду-спешу тропиночкой, твоя косыночка, мила твоя сторонушка, ты сама – как солнышко”.

В своем творчестве автор использует все виды художественных изобразительных средств, но предпочтение отдает метафорам.

Пейзажная лирика, как уже известно, занимает центральное место в его творчестве. Природу он всегда изображает как живое существо и делает это при помощи олицетворения, одного из видов метафор.

Веткою березка постучала в сени,

Над поникшим садом плачет дождь осенний.

Иве обнаженной жалуется ветер,

Что ему покоя нет на белом свете.

Громоздятся тучи – видно, быть ненастью.

Отгуляло лето, отдарило счастьем.

В скромной оправе эпитетов метафоры звучат свежо и не воспринимаются стертыми, ходячими: “синеющее небо прошито звездной яркою каймою”, ”водою талой протекли столетья”, “печаль свела гнездо надолго в сердце”, “уже протер глаза подснежник и удивленно в мир глядит”, ”в реченке ивушка косы полощет”, ”но недаром плачет ветра скрипка”.

Своих читателей автор удивляет и неожиданными сравнениями:

И калиновых ягод подвески,

Как рубины, на солнце горят.

Жизнь – как нива, побитая градом

Где колосьев живых не найти.

Чтоб от сердца, как камень,

Отвалилась печаль.

Создает поэт и редкие эпитеты, которые называются индивидуально-авторскими. В их основе лежат неожиданные, часто неповторимые смысловые ассоциации. Поэтому, являясь приметой индивидуального стиля, они обычно не воспроизводятся другими поэтами: безжалостная зима, сумрачный восток, солнечная судьба, сиреневая даль, лист червонный.

Обратился поэт и к форме сонета. Эта классическая стихотворная форма обязывала его в тесных рамках 14 строк, подчиненных композиционным требованиям, вместить всё богатство своей поэтической мысли. Всего им написано 32 сонета. Вот один из них.

Трепещут звезды в небе черном,

И парк шумит едва-едва.

А я ищу в себе слова.

И обольщаюсь мыслью вздорной.

Являет Млечный Путь узорный

Миров далеких острова…

Когда в душе мечта жива,

Гадать о тайнах не зазорно.

И в этом парке, в тишине

Сегодня так отрадно мне

С мечтой бродить меж деревами.

А небо всё в сверканье звезд.

Зачем, о Господи, вознес

Ты эту красоту над нами?

Поэтический мир Анатолия  _ это мир прекрасных человеческих чувств, где много светлого и драматичного, где мудрость и глубина мысли удачно сочетаются с жизненной простотой, порой даже обыденностью.

Некоторые его строки звучат как афоризмы, потому что обобщают богатый жизненный опыт автора и обретают глубокий философский смысл. Поэзия Корниенко _ еще и бездонный кладезь мудрости.

Знай, что свобода лишь тому дается,

Кто сам её, сражаясь, обретет!

«Хорошее,  как свет, живет извечно»

Ищут люди истину по свету,

А она у каждого своя.

Без восторгов, сомнений, страданий

Не бывает любви на земле.

«Не смолкнут лукавые речи,

Пока в них нуждаемся мы».

Поэт был всегда честным и правдивым со своим читателем. Это было его активной жизненной позицией. При советской власти он не пел дифирамбов в честь Коммунистической партии. И сегодня говорит о нынешней власти не совсем приятные ей слова.

Все в моей Отчизне

На бумаге гладко,

Да коряво в жизни,

И совсем не сладко.

Говорится мудро,

Говорится сладко

Да живется скудно

И небезопасно.

Несмотря на трудные испытания, которые Анатолию Григорьевичу не раз посылала судьба, все его книги пронизывает свет надежды на добро и справедливость, на отзывчивость человеческих душ, их любовь к жизни и родимому краю. В этом и есть вся суть и прелесть его поэтического своеобразия, это и определяет творческое его лицо.

Библиография

  1. Корниенко А. Г. Ветка сирени. Стихи. – Смоленск: ООО «Принт-Экспресс», 2012. – 162 с.
  2. Корниенко А. Г. Озерненский вальс. Книга лирики. – Смоленск: Русич, 2001.
  3. Корниенко А. Г. Осеннее танго. Книга лирики. – Смоленск: Русское поле, 2008.
  4. Корниенко А. Г. Пора раздумий. – Смоленск: ООО «Принт-Экспресс» ,2010.
  5. Корниенко А. Г. При свете надежды. – Смоленск: Русское поле, 2007.
  6. Корниенко А. Г. С любовью и верой. – Смоленск: Смоленская газета, 2006.